Устное народное творчество

Фольклор абхазов - словесный и музыкальный - богат и разнообразен. В нем представлены древние трудовые и охотничьи песни, эпические сказания, предания, легенды, сказки, неисчерпаемое количество пословиц, поговорок и афоризмов, колыбельные, бытовые, любовные и другие песни.

Одной из особенностей устно-поэтического творчества абхазов является многообразие, по сравнению с любовно-лирическим жанром, историко-героических песен разных эпох, посвященных мужеству и бесстрашию прославленных героев, подвигам самоотверженных борцов за свободу и независимость своего народа.

Народному творчеству был нанесен громадный ущерб в результате выселения в Турцию значительной части абхазов. Махаджирство сопровождалось разрушением и гибелью многих произведений материальной и духовной культуры. Вместе с тем, ввиду отсутствия национальных кадров, не было вовремя записано многое и из того, что хранила память оставшихся на месте знатоков, которые, уходя из жизни, унесли с собой немало драгоценных сокровищ народного искусства. И только за последние несколько десятилетий проделана значительная работа по их собиранию и исследованию. Этому много способствовало воодушевляющее письмо А. М. Горького, в котором великий писатель призывал творческих работников Абхазии обратиться к собиранию и изучению художественного творчества абхазского народа. В этом письме (1932) говорилось: "...Займитесь изучением народной устной поэзии, собирайте и записывайте абхазские песни, сказки, легенды, описывайте древние обряды... И это может много дать не только вам персонально, а и ознакомить многих людей с прошлым Абхазии".

Среди памятников абхазского устного народного творчества выделяются легенды о карликах ацанах и богоборце Абрскиле, нартский эпос и историко-героические песни.

За последнее годы сделано немало по собиранию и изучению абхазской народной поэзии, об этом свидетельствуют сборник Б. В. Шинкуба, издание сказок X. С. Бгажба и К. С. Шакрыл, успешные полевые и исследовательские работы Ш. X. Салакая, С. Л. Зухба и др.

Ацаны

Согласно этой легенде, первыми насельниками Абхазии являлись могучие карлики, которые, по одним преданиям, были предшественниками, а по другим - современниками нартских богатырей и находились с ними в близких свойственных отношениях. Это был род низкорослых горцев под названием ацан (адан). Они были такого малого роста, что, взобравшись на папоротник, могли производить на верхушке обрезку его ветвей, незаметно подойти к оленям и доить их. В те далекие времена в горах не бывало ни ветра, ни дождя, ни снега, ни града. Ничто не беспокоило ацанов, никого не признавали, даже Бога не знали они. Ацаны были козоводами, причем своих длиннобородых коз они содержали в особых каменных оградах -"ацангуарах" (ацангуара).

Но пришел конец и ацанам, и вот как это произошло.

Однажды, когда ацаны сидели в свой крепости ацангуара, к ним с неба спустился младенец в золотой люльке. Обрадовались ацаны, воспитали мальчика, который рос не по дням, а по часам. Когда подрос, он спросил своих воспитателей:

- Вы, как я вижу, не знаете страха, но неужели ничего победить вас не может?

- Разве только если ватный снег пойдет и загорится на земле, ничего больше нам не страшно, - ответили ацаны.

И вдруг юноша исчез. В это время "большой отец" ацанов заметил, что у одного козла борода, доходившая до земли, начинает пошевеливаться. Страшное беспокойство охватило мудрого карликового старца.

- Дети мои, на беду, оказывается, воспитали мы этого человека. Он послал нам гибель, - сказал старик, указывая на козла, у которого от ветра все более тряслась борода. Ветер крепчал и выпал глубокий ватный снег, зажегся он и все вмиг сгорело (по рассказу одного окумского старика, огнеупорность камней объясняется тем, что они перенесли страшный пожар, случившийся в последний день ацанов).

И сошел с лица земли прославленный род ацанов. Остались в горах только развалины из каменных сооружений.

В зоне абхазских альпийских пастбищ до сих пор встречаются остатки т. н. "оград ацанов", которые, очевидно, служили загонами для древних горных скотоводов. Н. Альбов, много путешествовавший в горах Зап. Кавказа, писал в 1893г., что почти на всех горах Абхазии от Бзыби до Ингури, на высоте от 2 133 до 2286 м широко распространены постройки адангвара, - "оригинальные сооружения, имеющие вид низеньких оград, грубо сложенных из камней, без всякого цемента. Они расположены то в виде четырехугольника, иногда разделенного еще на отделения, то в виде неправильного круга. Часто они находятся в полуразрушенном состоянии".

Легенду о карликовом племени знают и черкесы. Согласно этой версии, некогда на западном Кавказе жили карлики под названием спи. У них зайцы служили в качестве верховых лошадей, а великаны (иниж) находились на положении рабочих. Жили они со своими лошадьми-зайцами в дольменах (по-черкесски "спун", то есть "жилище карликов"), которые были выстроены для них великанами.

Абрскил

Выдающимся произведением абхазского устного народного творчества является сказание о великом друге народа, абхазском Прометее - богоборце Абрскиле. Оно имеет большое распространение, главным образом, у абжуйцев, среди которых, как говорят, кое-где еще помнят и древнюю песню в честь этого героя. Знали его, по-видимому, и убыхи. Рассказ об "убыхском Прометее" записан в Турции в 1955 - 1956 гг. Ж. Дюмезилем и А. Намитоком со слов одного из лучших знатоков убыхского фольклора.

Содержание абхазской легенды сводится к следующему. Некогда жила в Абхазии одна божественная дева, которой был дан обет безбрачия. Однажды неожиданно она почувствовала себя беременной и вскоре родила необыкновенного мальчика. Это был Абрскил. Согласно одному варианту, он являлся воспитанником одного из представителей Ачба - древнейшего абхазского княжеского рода. У него был неразлучный друг и соратник - крылатый конь "араш" (арашь); не расставался он также со своим мечом и посохом "алабаша". Абрскил обладал огромной физической силой; он играл, как хотел, стопудовыми камнями и одним ударом меча рассекал их пополам.

Больше всего на свете Абрскил любил свою родину Абхазию - "прекрасную Апсны" и безжалостно уничтожал ее врагов. Он самоотверженно боролся за правду на земле и счастье народа, ненавидел рабство, презирал злых и сильных мира сего, помогал нуждающимся, защищал обиженных. Преследовал все то, что может вредить человеку, в частности, истреблял папоротники и тернии, так как они мешают обрабатывать поля, воевал с великанами - врагами человечества и т. п. Гордый Абрскил не считался ни с какой властью, не признавал даже Бога и соперничал с ним. Например, когда разразится гроза, он садился на коня и мчался по горам, размахивая своим сверкающим мечом, как молнией, или привязывал к седлу огромный менюк из коровьих шкур, наполненный камнями, и, грохоча, носился с ним, подражая небесному грому. Абрскил никогда не преклонял головы, проезжая под лианами, перекинутыми между деревьями, но обязательно перерезал их своей саблей, дабы никто не подумал, что он боится Бога и молится ему.

При нем изобилие и благоденствие царили в Абхазии. Страшась его, враги прекратили грабежи и нападения, сабли их, которые они не смели вынимать из ножен, покрылись ржавчиной. Мирно жили люди на своей земле, страна покрылась тучными травами, и они по нескольку раз в день доили своих коров.

Народ любил своего славного благодетеля. Однако у Абрскила было и немало врагов, в том числе и сам Бог преследовал его. И вот грозный небесный владыка приказал заточить безбожника Абрсиила в подземелье на вечные муки пока он не станет признавать Бога.

Посланные свыше ангелы изловили (по наущению злой старухи-волшебницы) непримиримого богоборца и заточили его с конем в глубине члоуской пещеры, привязав цепями к железному столбу (по одному варианту, его подвесили в пещере). Враги торжествовали, а весь народ глубоко переживал постигшее его горе. И люди говорили: "Кто теперь будет абрскилствовать для несчастной Апсны? Кто остановит притеснителей, захватчиков, грабителей?!" Абрскил обречен на тяжкие мучения. Железо все более впивается в его могучее тело, борода выросла до колен. Вместе с ним прикован и его верный конь, а пища у обоих - груда каленой стали.

Однако никакие терзания в мрачном подземелье не смогли подорвать дух неукротимого героя, ничто не могло заставить его изменить своим благородным идеям. И под землей он по-прежнему думает только о благе народа и своей Родины. Стараясь вырваться из темницы, он день и ночь раскачивает столб, к которому привязан, чтобы, вырвав его, выйти на свободу и снова грянуть грозою на всех врагов - носителей зла и несправедливости. Но каждый раз, когда он, кажется, вот-вот достигнет заветной цели, прилетает какая-то неведомая птичка и садится на столб, который от этого вдруг сразу становится совершенно неподвижным. Разгневанный Абрскил берет лежащий рядом огромный молот и, размахнувшись, мечет его в то место, где уселся гость пернатый, но зловещая птица успевает улететь, молот же падает на столб и снова вгоняет его еще глубже. И так без конца.

Однажды друзья Абрскила предприняли попытку освободить его, но, пройдя по пещере полпути, услышали доносившиеся издали стоны и лязг зубов коня, кормившегося сталью. Узнав о их приближении, Абрскил отозвался и говорит: "Что нового в Апсны? Терзают ли захватчики нашу Родину? Не появились ли снова на земле папоротники, тернии, колючки, лианы? Прекратил ли скот давать молоко три раза в день? О, погибла, несчастная Апсны! Возвращайтесь назад! Все равно не дойти вам до меня - чем больше вы продвигаетесь вперед, тем дальше уводят меня вглубь".

С тех пор, гласит конец легенды, никто не слышал о трагическом герое Абрскиле. Молвят только, что пещерная речка еще до недавнего времени выносила навоз коня прославленного заступника народа, пригвожденного под темными" сводами члоуской пещеры, отчего будто бы и происходит ее - название: "Выносящая навоз".

Таков идеальный эпический герой Абрскил, созданный абхазским народным творчеством как символ человечности и беззаветного служения своему народу.

Акад. Н. Я. Марр называл Абрскила двойником Амирани - мифического героя многослойного древнегрузинского народного эпоса, который в наказание за обучение людей способам добывания огня и обработки металлов был прикован богом к скале. По словам Марра, имя "Амиран" представляет собой абхазское название солнца ("амра"), а слово "бырскил" - "солнышко", досл. "дитя неба" (от "быр" - солнце, чанск. "скир" - дитя). "Какому бы яфетическому племени ни принадлежала честь создания этого сказания,- писал он, - та редакция, в которой оно распространено в Грузии и Армении, несомненно прошла через абхазскую среду". Вместе с тем, утверждал Марр, легенда о прикованном герое-богатыре - кавказского происхождения, "докатившаяся до Греции, где она претворена в сказание о Прометее" - одном из титанов греческой мифологии, похитившем огонь у богов и принесшем его людям, за что был прикован громовержцем Зевсом к скале, где орел клевал его печень до освобождения Гераклом.

Обрядовые, трудовые и историко-героические песни.

В абхазской народной поэзии немало древних, теперь уже не во всем понятных, в большинстве своем коротких обрядовых и трудовых песен. Таковы, например, старинный хороводный танец "Аурааша", "Песня ранения" (пелась раненым мужчиной), древняя песня "Дзиуоу", исполнявшаяся при сильной засухе во время моления о дожде, "Песня девушек", которую пели девицы, гадая о своем счастье, "Песня про Ажвейпшаа" - своего рода гимн в честь божеств охоты, покровителей дичи (после удачной охоты), "Песнь жернова", с которой женщины работали на ручной мельнице, колыбельные песни и др.

Как указывалось, в устно-поэтическом творчестве абхазов большое место занимают исторические песни и песни о героях.

Вот их далеко не полный перечень:

"Песня об Инапха Киагве", "Песня о Куджбе Капыте", "Песня о Каце, сыне Хабыра", "О храбром Манче и красавице Мадине", "Песня о Гудисе Смырба", "О том, как убили Чригба Салумана", "Котел цабальцев", "На побережье за Чижа Маана", "Песня о Саатбее", "Песня о Хаджарате" и т. д.

Много и других героев и героинь, о которых народ сложил песни и сказы: Аджир-ипа Данакай, Шакрыл, Шуг, Бгажба Салуман, Самахьхуа Омар, Ажгери-ипа Кучуку, Уазбек, Мыстаф Чолокуа, Куджба Алмас, Шларба Чиримхан, Таркил Чира и др.

Преобладающими темами абхазских историко-героических песен являются подвиги бесстрашных мужчин и женщин, боровшихся самоотверженно за свой народ, за родину, против чужеземных поработителей, за. социальную справедливость. В некоторых из них отразились настроения масс периода революционной борьбы против царизма и его колониальной политики. Они в ярких образах рисуют героев, прославивших свое имя каким-нибудь достойным подвигом. Наиболее выдающийся из них называется "героем среди героев", "героем над героями" (ахача-ихаца; афырхаца), в то время как трус, предатель заклеймён кратко, но весьма выразительно как "живой мертвец" (апсыбза).

Обращает внимание совокупность художественных особенностей эпических песен о набегах. Историческая основа этих песен - феодально-родовой строй и быт. Племена часто предпринимали набеги друг на друга с целью отбития скота, захвата пленных, кровной мести и т. п. При этом набеги чаща всего совершались не на всю страну, а на село, общину (акыта). Соответственно и героями песен выступают в большинстве случаев местные люди, известные в основном на довольно oограниченной территории благодаря своему подвигу, хотя имеются и отдельные общенациональные герои и героини (на-' пример, Манча, Мадина, Иатыр и др.).

Для многих песен характерным является зачин, выражающий бессмертие имени героя: "Уа, с каждым рождающимся он вновь рождается! Каждый умирающий его с собой уносит. Завязкой обычно служит нападение на село героя в его отсутствии. Почти все песни имеют повествовательный сюжет. Развитие действия представляет собой краткое и последовательное изложение событий. Своей кульминационной точки развитие сюжета достигает, когда герой, погнавшийся за грабителями, догонит их. Догнав, он сильным окриком предлагает им остановиться и бросить все, что они захватили. Но они, не обращая на него внимания, продолжают свой путь. Так напряжение все более нарастает. Наконец, герой, чтобы показать, с кем его противники имеют дело, метким выстрелом сбивает указанный им рог у указанного козла. Однако и этого оказывается недостаточным. Тогда следующим выстрелом он убивает предводителя, а затем и остальных врагов, кроме одного, которому дарует жизнь, чтобы последний в качестве "горе-вестника" (ашэацьхэаа) мог сообщить своему народу о случившемся. Но тот оказывается коварным и смертельно ранит героя. Такова в большинстве трагическая развязка героических песен.

Вместе с тем в них широко используется метод гиперболизации. Например, часто встречаются такие ситуации: враги, совершив набег, ушли обратно несколько суток назад, а герой, узнавший об этом поздно, догоняет их за один день или даже за полдня. Причем герой в единственном числе противостоит целому "войску" (обычно сто человек). Кроме того, он наилучший стрелок, его пуля (стрела) попросту "на землю не падает", а всегда попадет точно в цель. Мужчина, если он, герой, подобный молнии" (афырхаца), преодолевает все препятствия, все трудности и все лишения. Для него характерны презрение к смерти, сильная воля и "мощь сердца" (агуамч). Его терпению и выдержке нет предела: он не должен выдавать свою слабость не только плачем, но ни единым вздохом (например, в случае ранения) и т. д. Вместе с тем это не кровожадный убийца, а труженик, который принужден взяться за оружие для защиты своих или общественных интересов.

Таков, в основных чертах, положительный облик героев абхазских исторических эпических песен.

Абхазские сказки

В абхазском фольклоре широко представлены все жанровые разновидности сказки: животный эпос, волшебные и бытовые сказки. Следует подчеркнуть, что в сказочном репертуаре представлены произведения, отражающие различные этапы развития общества, начиная от первобытной общины и кончая развитым классовым обществом, с явно выраженными антагонистическими интересами.

В более ранних сюжетах ярко отражается мифологическое мировоззрение народа, представления древнего человека об окружающей среде (мотивы единоборства с драконом, великаном, чертом, представления о загробном мире и т. д.). Правда, с течением времени мифологические элементы в них теряют свое первоначальное значение и приобретают чисто художественные функции, служат средством идеализации героев.

Многообразны сюжеты, образы и мотивы волшебных и бытовых сказок. Главными героями являются социально обездоленные (обычно крестьянские сын или дочь). При всем многообразии сказочного мира постоянным является столкновение добра и зла, света и тьмы. Причем тенденция сказки такова, что в ней всегда победу одерживает добро. Герои в сказках показаны в борьбе с внутренними (семейными, племенными) и внешними врагами. В этой борьбе они ярко демонстрируют свои личные героические качества, а также ум, смекалку, находчивость.

Нужно сказать, что абхазский фольклор имеет значение не только как исторический источник. Не менее важную роль он сыграл в зарождении, становлении и развитии абхазской художественной литературы и профессионального искусства.

В тексте использованы материалы работ проф. Г. А. Дзидзария и проф. Ш.Д.Инал-ипа "Абхазы". Историко-этнографические очерки