Вячеслав Чирикба: «Без значимых инициатив приезд Квирикашвили в Женеву не имеет смысла»

Вячеслав Чирикба: «Без значимых инициатив приезд Квирикашвили в Женеву не имеет смысла» 04.01.2018 11:32

Женевские дискуссии с самого начала не радовали прорывами своих участников, однако участие в них для Абхазии является крайне важным. А вот приезд в Женеву грузинского премьер-министра без каких-либо важных политических инициатив не имеет практического смысла. Внешнеполитические итоги года для Абхазии подводит бывший министр иностранных дел Республики Абхазия Вячеслав Чирикба.

Анаид Гогорян: Вячеслав Андреевич, какие самые главные внешнеполитические проблемы стоят перед Абхазией в настоящее время?

Вячеслав Чирикба: В целом перечень главных внешнеполитических задач Абхазии остается неизменным. Это стратегический союз с Россией, углубление связей с дружественными странами, работа над международным признанием Абхазии, расширение контактов Республики Абхазия, диалог с ООН, ОБСЕ, Евросоюзом, в том числе и в рамках Женевских дискуссий. А также, естественно, переговоры с Грузией, которая остается главным внешнеполитическим оппонентом Абхазии, и поэтому важно в рамках Женевских дискуссий продолжать диалог с Грузией.

Вячеслав Чирикба: «Без значимых инициатив приезд Квирикашвили в Женеву не имеет смысла»
0:00:00/0:08:31 Скачать
А.Г.: Сегодня наблюдается кризис Женевских дискуссий, как вы считаете, есть возможность повышения уровня участников? Например, премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили предложил повысить статус участников дискуссий и даже не исключил своего участия в них. Что стоит за этим предложением и как на него должна реагировать Абхазия?

В.Ч.: Женевские дискуссии с самого начала, я участвовал с самого начала в 2008 году, не радовали прорывами, прямо скажем. Кризис налицо, поскольку позиции сторон слишком далеки друг от друга. В частности, Грузия отказывается подписать очень важное соглашение с Абхазией, Южной Осетией о неприменении силы. Это очень важный вопрос. Пока мы топчемся очень долго на этом месте. Именно поэтому, наблюдая такой кризис затяжной на политическом фронте, мы решили в Женеве предметно заняться гуманитарными аспектами наших отношений. В частности, содействие по поиску, идентификации, передаче родственникам останков погибших во время грузино-абхазской войны. Возвращение архивных материалов в Абхазию. Вы знаете, что архивы были уничтожены во время войны. Проблемы экологии и другие вопросы. И как раз работа по гуманитарной корзине в рамках Женевских дискуссий идет довольно продуктивно, без политизации, которая мешает всегда. И все же без продвижения в области безопасности я думаю, что перспективы дискуссий в Женеве, а также грузино-абхазские отношения достаточно проблематичны. Я думаю, что нужно стремиться достичь соглашения и по политическим аспектам наших отношений также. Я думаю, что альтернативы пока Женевским дискуссиям нет. Это очень важный диалог, где Абхазия участвует с 2008 года. И пока не созданы какие-либо другие переговорные площадки, нам нужно участвовать в Женевских дискуссиях. Здесь никаких дискуссий не должно быть.

А на счет намерений премьер-министра Грузии участвовать в Женевских дискуссиях, я думаю, что это имело бы смысл, если бы он приехал в Женеву с готовностью к каким-то значимым политическим шагам, направленным на нормализацию отношений. В первую очередь это касается договоренностей, содержащих обязательства неприменения силы. Без подобного рода значимых инициатив поездка в Женеву, мне кажется, не будет иметь большого практического смысла.

А.Г.: Давайте поговорим о процессе признания. Когда вы были министром иностранных дел, можно сказать, процесс признания независимости Абхазии застопорился. Но и следующие за вами не смогли изменить ситуацию. Как вы думаете, она вообще может измениться кардинально в текущем геополитическом раскладе?

В.Ч.: Это очень сложная и комплексная проблема, требующая больших, неустанных усилий, включающих прямой, регулярный контакт с политиками, парламентариями, представителями правительственных структур разных стран. Здесь необходимо тесное взаимодействие с Российской Федерацией, с МИДом Российской Федерации, с другими странами. Нужна большая информационная программа по информированию общественности мировой об Абхазии. Плохо знают пока. Очень важно было бы открыть офисы Абхазии в Брюсселе, столице Евросоюза, в Нью-Йорке, в головном офисе ООН. Естественно, все требует достаточного финансирования, пока, к сожалению, у нас этого нет. С другой стороны, Грузия, конечно, с маниакальным усердием отслеживает все наши международные контакты, в том числе в области образования, культуры, спорта, молодежной политики, и пытается их свести к нулю. Пытается нам где-либо о себе заявить. Самый свежий пример – это ситуация с памятником жертвам грузино-абхазской войны в шотландском городе Килмарноке, который являлся побратимом г. Сухума. Усилиями нынешнего посла Грузии в Лондоне, бывшего министра иностранных дел, которая, видимо, заскучала в Лондоне без дипломатических баталий, было решено навязать властям этого шотландского города Килмарнока решение о снесении памятника. К счастью, эти усилия были предотвращены, и власти Килмарнока не пошли на шантаж, восстановили памятник жертвам войны в прежнем формате.

Возвращаясь к вашему вопросу, следует сказать, что на самом деле в мире немало стран, которые готовы Абхазию признать. Я в этом убедился, работая в МИДе, общаясь с министрами иностранных дел, с послами разных стран и с главами государств. Тем не менее здесь на страже интересов Грузии стоят пока Евросоюз и США, которые грозятся серьезными санкциями в случае признания теми или иными странами Абхазии. Например, Евросоюз заморозил гуманитарную помощь Тувалу, достаточно солидную помощь Тувалу, в наказание за ее признание Абхазии и Южной Осетии. Так что здесь ставки достаточно высоки, и риски для стран, которые признали бы Абхазию, достаточно высоки. Это можно понять. Это не означает, что процесс признания завершился, он будет продолжаться, но он сильно затруднился, конечно. Кстати, мы не устаем объяснять нашим грузинским коллегам и партнерам по переговорам, что признание Абхазии в интересах самой Грузии, поскольку только после этого может начаться процесс нормализации отношений между Абхазией и Грузией и восстановление отношений между нашими народами. Однако силы инерции и собственной пропаганды пока сильнее здравого смысла. Ну что ж, мы готовы подождать.

А.Г.: Вячеслав Андреевич, вы возглавляли МИД в течение пяти лет, расскажите, что было самым сложным в вашей работе?

В.Ч.: В целом я смотрю на работу в МИДе с удовлетворением, удалось полностью реформировать эту важную государственную структуру и собрать хороший, профессиональный, мотивированный коллектив. Из трудностей назову совершенно неадекватный уровень финансирования внешнеполитической деятельности Абхазии. Это касается как самого министерства, так и нашего дипломатического представительства за рубежом. Касается уровня зарплат. Другая проблема - порой непонимание не только обществом, но даже высшими чиновниками специфики внешнеполитической деятельности страны, где результат сразу не виден и где политические дивиденды достижимы лишь спустя достаточно длительный отрезок времени. У нас все ждут прорывов, ярких побед. А ведь они не осуществимы без тщательной и порой достаточно длительной подготовки.

А.Г.: Хотелось бы поговорить о перспективе сохранения абхазского языка. Что надо делать государству, чтобы изменить ситуацию?

В.Ч.: Вопросы, связанные с сохранением и упрочением позиции абхазского языка, который является государственным языком нашей страны, должен быть в фокусе неустанного внимания со стороны руководства государства, пока этого нет. Необходимо в полном объеме ввести в действие закон «Об абхазском языке», который вступил в силу 1 января 2015 года, который властями пока игнорируется. Они думают, что в Абхазии есть дела поважнее. Но без полноценно функционирующего абхазского языка во всех сферах абхазского общества, включая работу парламента, президентской администрации и правительства, а также местных органов власти, судьба нашего языка, а также этноса и культуры будет печальной, если не предпринять необходимых мер уже сейчас. История показывает, что родственные абхазам убыхи погибли как народ после утраты языка. Сейчас с небольшой группой сотрудников мы проводим исследование по всей Абхазии для изучения уровня знания абхазского языка среди городских детей младшего возраста. Статистика вообще ужасает, на самом деле. Я считаю, что без введения в действие закона об абхазском языке, без других действенных мер перспективы выживания абхазского языка туманны. Надеюсь, что наше общество и интеллигенция – это писатели, ученые, журналисты, педагоги, наконец, проснутся от летаргического сна и потребуют от нынешних властей исполнения закона об абхазском языке. Пока еще не поздно, мы не должны повторить судьбу убыхов.

А.Г.: А вы можете привести статистику? Вы сказали, что проводили исследование.

В.Ч.: Пока работа проводится, подведем итоги, в том числе в области статистики. И в январе мы выступим с докладом о нашем исследовании и с пресс-конференцией, тогда мы сообщим точные цифры. Пока все это предварительное, но цифры, конечно, очень тревожащие.

А.Г.: Вячеслав Андреевич, что бы вы пожелали нашим гражданам в 2018 году?

В.Ч.: Я желаю нашим гражданам хорошего настроения, успехов в их деятельности. У нас маленькое общество, но достаточно, сложное. У нас много событий впереди. И много дел, которые нам еще предстоит сделать. Я желаю всем успехов, для того чтобы абхазское общество было, действительно, процветающим и комфортным для всех ее жителей, а также для наших гостей.

Размещено: Apsny-online
Источник: Эхо Кавказа
Количество просмотров: 1051

Возврат к списку