РАУЛЬ ЛОЛУА: «БЕЗНАКАЗАННОСТЬ И ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ МОГУТ ПРИВЕСТИ К ПОТЕРЕ НАШЕЙ НЕЗАВИСИМОСТИ»

РАУЛЬ ЛОЛУА: «БЕЗНАКАЗАННОСТЬ И ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ МОГУТ ПРИВЕСТИ К ПОТЕРЕ НАШЕЙ НЕЗАВИСИМОСТИ» 21.09.2017 16:38

Мнение депутата

За последнее время в Абхазии произошло резкое ухудшение криминогенной обстановки. Стала актуальной тема взаимодействия органов внутренних дел России и Абхазии в части борьбы с транснациональной организованной преступностью. Появилась надежда на то, что объединение усилий на межгосударственном уровне стабилизирует обстановку в Абхазии. В числе совместно предложенных организационных мер наиболее обсуждаемой и общественно-резонансной явилась идея создания Информационно-координационного центра внутренних дел России и Абхазии.

Свою точку зрения на эти проблемы высказал в интервью газете «РА» депутат Парламента Абхазии, член Комитета по обороне и безопасности, экс-министр внутренних дел, ранее возглавлявший Центр специального назначения Республики Абхазия, генерал-майор Рауль Валериевич Лолуа.

– Рауль Валериевич, как вы оцениваете нынешнюю криминогенную обстановку в республике?

– Ситуация с преступностью в Абхазии никогда не была благополучной. Однако в настоящее время она обострилась. Я уверен, нашему читателю примеры не нужны. Их предостаточно и они известны подавляющему большинству. Сегодня слишком хорошо развиты средства массовых коммуникаций. Ничего не утаишь. Все события и проблемы на поверхности. Выражаясь языком медиков, есть все основания констатировать резкое ухудшение состояния больного. Печально при этом, что в роли «больного» выступает все наше общество. Похищение людей, разбойные нападения, убийства, изнасилования малолетних – эти и другие виды тяжких преступлений формируют криминальные сводки наших дней.

Внутри правоохранительной системы четко проглядывается целый ряд проблем. Среди них – низкий уровень заработной платы сотрудников, их крайне слабая социальная защищенность, зачастую, мягко говоря, оставляющий желать лучшего уровень профессиональной подготовки, кадровая нехватка по целому ряду направлений деятельности.

– В чем причина, по вашему мнению?

– Главная причина, на мой взгляд, – слабость и непоследовательность действий правоохранительной системы, а также экономический и социальный кризис. Фактическое отсутствие единой цели, реального партнерского взаимодействия между органами МВД, прокуратурой и судебной властью Республики Абхазия. Но было бы большой ошибкой сводить резкое ухудшение ситуации в криминогенной сфере только к просчетам и упущениям в деятельности Министерства внутренних дел и его органов. Один из результатов дезинтеграции в правоохранительной системе состоит в том, что на практике перестал работать один из основополагающих принципов права – неотвратимость наказания. В любой цивилизованной стране просто немыслимой является даже теоретическая возможность ухода преступников от законного возмездия после совершения любого преступления и тем более тяжкого. У нас же есть касты неприкасаемых. Они искренне убеждены, что законы писаны не для них. Преступность – это явление в первую очередь социальное. И положение вещей в этой сфере, как и качество работы по профилактике правонарушений и борьбы с преступностью, квинтэссенция общего состояния общества и государства. События, развивающиеся в течение последнего времени, указывают на неэффективность власти в сфере внутренней безопасности, на незащищенность общества, как в целом, так и каждого конкретного гражданина. Мы вплотную подошли к черте, за которой начинаются хаос и полная потеря контроля и управляемости процессами. Эти обстоятельства, по сути, реанимировали самые жестокие и агрессивные формы организованной преступности.

– Рауль Валериевич, может, для решения этой проблемы и появилась необходимость создания ИКЦ? Ваша позиция по этому вопросу.

– В Парламенте я проголосовал против создания ИКЦ. Однако считаю принципиально важным еще раз заявить, что являюсь убежденным сторонником развития стратегического партнерства и союзнических отношений Республики Абхазия и Российской Федерации и поддерживаю идею самого тесного взаимодействия и координации между нашими государствами в правоохранительной сфере. Но взаимодействие и координация должны быть осмысленными, содержательными, последовательными, а главное – системными, и в полной мере отвечать интересам обеих стран. Считаю необходимым конкретизировать свою позицию.

Главный вопрос – это вопрос целеполагания (системно формировать цель и задачи по ее реализации. – Р.Б.). Для чего создали ИКЦ, с точки зрения интересов Республики Абхазия? Ответ, как мне представляется, на поверхности. В целях практического содействия процессам, направленным на качественное оздоровление ситуации в сфере внутренней безопасности Абхазии. Но какими силами предполагается осуществлять операционную деятельность в этом направлении? Какие силы должны реализовывать информационные массивы, аналитические наработки, рекомендации и иные продукты деятельности ИКЦ? И здесь ответ на поверхности – МВД Республики Абхазия. А если это так, то тогда уместно будет еще раз обратиться к Договору между Республикой Абхазия и Российской Федерацией о союзничестве и стратегическом партнерстве. Согласно этому документу, в те же сроки, что и Соглашение о порядке формирования и деятельности Совместного информационно-координационного центра органов внутренних дел, должно было быть заключено еще одно Соглашение – о софинансировании Российской Федерацией расходов на поэтапное повышение материально-технического обеспечения органов внутренних дел Республики Абхазия, денежного довольствия и социальных гарантий работников органов внутренних дел Республики Абхазия. Без этого Соглашения создавать ИКЦ смысла не было, так как сегодняшнее состояние нашего МВД не позволит эффективно взаимодействовать. Но именно последнего Соглашения и даже его проекта депутаты Парламента так и не увидели. Далее. Любое Соглашение в сфере межгосударственных отношений представляет собой полновесный правовой документ только тогда, когда в нем четко расписаны права, обязанности, а главное – ответственность сторон не только за неисполнение положений и пунктов, но и за недостижение показателей эффективности, задач и цели. В этом смысле могу констатировать, текст Соглашения был размыт. Он обо всем и ни о чем одновременно. Рыхлый и явно недоработанный документ.

Исполнительная власть республики неоднократно ставила себе в заслугу достижение договоренностей с Российской Федерацией по уменьшению количественного состава ИКЦ. Давайте же, наконец, избавим себя и наших граждан от этого лукавства. Количественные характеристики того, что называется кадровым обеспечением, определяются реальным объемом задач и обосновываются, но никак не определяются в примерном или волюнтаристском формате. Но как не было исчерпывающего обоснования численности сотрудников ИКЦ, когда речь шла о сотнях человек, так и сейчас, когда остановились на 20. А это неправильно, потому что непрофессионально! Почему оптимально 20, а не, к примеру, 17 или 24? По меньшей мере, непонимание вызвало отсутствие в Положении об ИКЦ столь важного и актуального направления как содействие в противодействии незаконному обороту наркотических средств, а также создание жизненно необходимого экспертно-криминалистического подразделения. Статьи 5 и 8 Соглашения устанавливают, что должностные лица Центра, сотрудники и члены их семей, если они не являются гражданами Республики Абхазия, пользуются привилегиями и иммунитетами в соответствии со статьями 29–36 Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. Получается, что иные статьи Венской конвенции, предусматривающие, в том числе, ответственность дипломатов в стране пребывания, на сотрудников Центра не распространяются. Например, статья 40 Конвенции обязывает лиц, пользующихся привилегиями и иммунитетами, уважать законы государства пребывания и не вмешиваться в его внутренние дела. Из вышеизложенного следует вывод, что сотрудники Центра наделены неограниченным иммунитетом. Возникает вопрос – зачем? Защитить в случае покушения на жизнь сотрудников ИКЦ такой иммунитет не сможет. Остаюсь при мнении, что необходимо было либо отказаться от упоминания Конвенции в тексте Соглашения и прописать отдельно привилегии, иммунитеты и ответственность сотрудников Центра, либо применять всю Венскую конвенцию, а не отдельные ее положения и нормы.

Вообще у меня сложилось впечатление, что создание ИКЦ в гораздо большей степени было продиктовано некой политической целесообразностью. Мне и многим моим коллегам до сих пор непонятно, зачем было формировать в общественном сознании образ ИКЦ как панацею от всех наших бед и вводить в этом смысле людей в заблуждение. Зачем искусственно и необоснованно столь высоко поднимать планку социальных ожиданий и позитивных результатов деятельности ИКЦ. Ведь совершенно понятно, что Центр в состоянии содействовать, участвовать в решении столь глобальной задачи как противодействие организованной преступности. Но никак не решать ее самостоятельно. Кроме того, совершенно очевидно, что эффективность ИКЦ будет во многом определяться уровнем профессиональной подготовленности не только рядовых сотрудников ИКЦ, но и их руководителя. И в этой связи вынужден констатировать, что далеко не для всех депутатов Парламента выбор исполнительной власти республики по первому лицу ИКЦ от Республики Абхазия является, мягко говоря, компетентным.

– Рауль Валерьевич, поможет ли ИКЦ искоренить родоплеменные и клановые отношения?

– Я считаю, что нет. Исправлениями известных деформаций в этой сфере должны заниматься мы сами. Едва ли временно командированный сотрудник из России сможет нам помочь в этом.

– Прокомментируйте ситуацию вокруг ареста «воров в законе». Как бы вы повели себя, если бы возглавляли МВД?

– Ареста, как такового, не было. Имело место задержание. В полном объеме информацией об основаниях этого задержания не владею. Но если таковые имелись, их необходимо было предъявлять в соответствии с процессуальными нормами.

Вместе с тем считаю важным обозначить свою позицию по так называемым «законникам». В советское время воровское сообщество вело обособленный образ жизни. Но сегодня они, их преступный образ мышления, антисоциальное, безнравственное поведение и деятельность все более глубоко вплетаются не только в повседневную жизнь простых людей, но и в сложные механизмы и институты государственного управления и социального регулирования. «Воры в законе» все чаще примеряют на себя мантию арбитров в самых различных сферах жизнедеятельности страны. А это чрезвычайно опасно для нашего, все еще неокрепшего, государства и чревато последствиями для будущих поколений. Такое положение вещей с точки зрения государственных интересов недопустимо. И линия моего поведения, содержание и направленность действий в случае если бы я возглавлял МВД на данном этапе, с одной стороны, соответствовали бы высказанной выше гражданской позиции, с другой – их реализация осуществлялась бы по закону.

– Взял ли Парламент под свой контроль последние громкие уголовные дела?

– Да, Парламент по просьбе общественности взял под свой контроль наиболее резонансные уголовные дела и внимательно в рамках закона и своих полномочий осуществляет сопровождение их расследования. Это означает, что люди возлагают надежды на Парламент и Парламент это доверие должен оправдывать. Позволю себе выказать уверенность, что парламентский контроль в сфере борьбы с преступностью – это не проявление ситуативной политической конъюнктуры, а одна из важнейших составляющих системного государственного подхода, которым будут руководствоваться депутаты в течение всего срока своих полномочий.

– Рауль Валериевич, что произошло с нашим обществом, «заражённым» самым страшным недугом – наркоманией? Абхазский генофонд стали уничтожать даже женщины и пожилые люди, которые завозят наркотики и психотропные препараты в Абхазию. Уже рассылаются на мобильные телефоны сообщения, в которых предлагают людям различные наркотики.

– Эта проблема появилась не вчера, но, к сожалению, никто системно ею не занимался. Для ее решения нужна комплексная государственная программа. И реализовывать её нужно не только силами МВД, но и всего общества, начиная с семьи, школы, вуза. К распространителям наркотиков, по моему убеждению, и в общественных настроениях, и по закону следует относиться как к лицам, представляющим угрозу национальной безопасности государства со всеми вытекающими из этого последствиями. Терпимости, полумер, прощения, сокрытия здесь быть категорически не должно. Наказание преступлений в этой сфере необходимо ужесточать. Наркоманов необходимо лечить. А для этого нужно строить, оснащать, обеспечивать профессиональными кадрами, запускать и финансировать соответствующие специализированные учреждения, чтобы наркоманы не лечились в Грузии.

Очень важно создать условия и механизмы, максимально полной постановки на учет наркозависимых лиц. Участие наркоманов в деятельности органов власти и управления должно быть полностью исключено. Этот вопрос необходимо жестко и на постоянной основе сопровождать и контролировать. Никакие «но», «если», как и «эксклюзивы» в этой части недопустимы. Это принципиально. Касательно упомянутых смс-сообщений скажу следующее. Современные технологии позволяют вычислить авторов этих предложений. Для этого нужна воля, последовательность, профессиональное, добросовестное исполнение своих обязанностей и соответствующая техническая обеспеченность. Как известно, проблема наркомании во многом усугубляется столь распространенным в Абхазии явлением, как коррупция. Борьба с коррупцией – это тема отдельного и непростого разговора.

– Какие меры срочно нужно принять для улучшения криминогенной обстановки в республике?

– Очень сложно представить себе позитивные сдвиги в криминогенной ситуации, если сама правоохранительная система не очистится от коррупционеров и оборотней всех мастей. Очень сложно представить себе позитивные сдвиги в криминогенной ситуации до тех пор, пока сотрудники правоохранительных структур будут социально не защищены, получать нищенское денежное довольствие и оставаться технически не обеспеченными. Очень сложно представить себе позитивные сдвиги в криминогенной ситуации до тех пор, пока будут оставаться безнаказанными как сотрудники правоохранительных органов, без оснований нападающие с особой, неадекватной жестокостью на мирных, законопослушных граждан, так и граждане, нападающие на сотрудников правоохранительных структур и причиняющие им тяжелейшие травмы. Очень сложно представить себе и позитивные сдвиги в криминогенной ситуации до тех пор, пока будут полностью размыты показатели эффективности, как сотрудников правоохранительных институтов, так и всей системы в целом. Очень сложно представить себе позитивные сдвиги в криминогенной ситуации до тех пор, пока МВД, прокуратура и суд будут «взаимодействовать», как лебедь, рак и щука, а нередко и противодействовать друг другу. Очень сложно представить себе позитивные сдвиги в криминогенной ситуации в условиях отсутствия государственной политики и вытекающей из нее программы борьбы с преступностью. Для меня очевидно, что одной реформой правоохранительной системы и даже ручным ее управлением ситуацию не изменить.

Беседу вела Русудан БАРГАНДЖИЯ

Размещено: Apsny Online
Источник: Газета «Республика Абхазия»
Количество просмотров: 865

Возврат к списку